1. Получи максимум инфопродуктов, оформи подписку всего за 295 рублей!
    Скрыть объявление

Чтиво Как научиться точно выражать, различать и понимать эмоции

Тема в разделе "Психология и Эзотерика", создана пользователем Gustav, 29 авг 2016.

  1. Gustav

    Gustav Команда форума Администратор

    Сообщения:
    9.443
    Симпатии:
    5.714
    Как научиться точно выражать, различать и понимать эмоции

    1632514007.jpg

    Необходимым компонентом понимания другого человека является понимание его эмоций и чувств. Овладение языком эмоций требует усвоения общепринятых форм их выражения, а также понимания индивидуальных проявлений эмоций у людей, с которыми человек живет и работает. Различать эмоции сложнее, чем их выражать. Эмоции и чувства достаточно сложны для понимания, поскольку у каждого человека они возникают из индивидуального смыслового контекста. Однако понимать их важно потому, что эмоциональные реакции являются безошибочными индикаторами истинного отношения к происходящему.

    Автор: Иpинa Никoлaeвнa Aндpeeвa, кандидат психологических нaук, дoцент, доктopaнт кaфедры психологии факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета, доцент кафедры технологии и методики преподавания Полоцкого государственного университета.

    В норме человек должен уметь проявлять свои эмоции соответственно ситуациям и по мере необходимости направлять их то на себя, то на партнеров, то на деятельность, которой он занят, то на предметы, с которыми он действует. Односторонняя направленность эмоций (например, только на себя) обедняет личность.

    Умение выражать и распознавать эмоции является необходимым условием для социальной адаптации. Гоулман приводит результаты исследований американского психолога С. Новицки, который изучал способности к невербальному выражению эмоций у детей.

    Установлено, что дети, которые не способны «читать» эмоции других людей или адекватно выражать невербально собственные эмоции, постоянно находятся в состоянии фрустрации, потому что фактически не понимают, что происходит в межличностном общении. Дети с подобными нарушениями переживают социальную изоляцию. Такие школьники начинают отставать в обучении, хотя имеют средний уровень общего интеллекта.

    Степень эмоциональной экспрессивности влияет на качество межличностных отношений. Так, чрезмерная сдержанность приводит к тому, что человек воспринимается как холодный, равнодушный, высокомерный, тем самым вызывая у окружающих удивление или неприязнь, в то время как чрезмерная экспрессивность может вызвать у собеседника недоумение и раздражение.

    На формирование мимического выражения эмоций, по мнению Я. Рейковского, оказывают влияние три фактора:
    1. врожденные мимические схемы, соответствующие определенным эмоциональным состояниям;
    2. приобретенные, заученные, социализированные способы проявления чувств;
    3. индивидуальные экспрессивные особенности.
    Внешние проявления эмоций, представляющие собой синтез непроизвольных и произвольных способов реагирования, во многом зависят от особенностей воспитания детей. Дети, наблюдая за взрослыми, учатся тому, какие выражения лица соответствуют различным эмоциям. Правила, устанавливающие выражение или подавление своих чувств, помогают усилить, ослабить или замаскировать выражение эмоций. А. фон Канитц приводит следующие примеры применения этих правил.
    • При усилении эмоция выражается намного сильнее, чем человек переживает ее на самом деле. Вспомните, как вы выражали радость при получении подарка, который не казался таким уж хорошим и необходимым.
    • Ослабление приводит к тому, что выражение чувства редуцируется, поскольку в данной ситуации оно неуместно (например, злорадство или злость на начальника).
    • Нейтрализация — это попытка не проявлять чувство. О непроницаемом выражении лица говорит «poker face»— таково мимическое выражение игрока в покер. Ему необходимо скрывать свои эмоции, чтобы не проиграть.
    • Маскировка — человек пытается продемонстрировать не то чувство, которое он переживает в действительности, а иное. Так, он может казаться веселым, скрывая гнев или смущение.
    Дети обучаются правилам выражения эмоций через реакцию взрослых на их поведение. Шестилетняя Машенька часто плачет, когда у нее что-то не получается. Например, сегодня у нее никак не выходят буквы, которые им задала написать в тетради учительница. Маме бы помочь, но ей некогда. Пробегая из кухни к телевизору, мама кричит: «Перестань реветь! Если ты не перестанешь плакать и не сделаешь, как положено, уроки, не пойдешь гулять. Смотри, я проверю!»

    Но Машенькина печаль настоящая, она не притворяется. Мама учит девочку тому, что отрицательные эмоции надо подавлять. Маша научится ослаблять эмоции, загонять их в себя и будет несчастна. А ведь помощь и поддержка близкого человека помогли бы девочке восстановить ее душевное равновесие.

    Часто взрослые говорят детям: «Прекрати, не смей так вести себя, будешь наказан!», «Не шуми!», «Хватит скакать и ныть!» Однако спрятанные эмоции всегда найдут выход — в виде психосоматических симптомов. У детей нередко нарушается речь, они быстро утомляются, заболевают. Взрослым кажется, что никаких особых переживаний и проблем у ребенка не должно быть, и они отказывают детям в их праве гневаться, ревновать, печалиться. Ребенок тоже попадает в трудные ситуации, а значит, имеет право на чувства.

    Пятилетняя Алеся очень зла на трехлетнего братишку: он порвал ее любимую книжку с картинками. Она готова хорошо поддать ему! Но мама обняла девочку и сказала: «Алеся, я вижу, что ты очень сердита. Ты так тяжело дышишь. Подойди ко мне, давай немного успокоимся. Ты видела, как спокойно дышит во сне наш котенок. Давай подышим, как он: глубоко и медленно. Смотри, как я это делаю. Немножко успокоилась? А теперь расскажи, что у вас случилось?»

    Конвенциональные правила выражения эмоций
    (display rules) зависят от культурных особенностей нации: выражение эмоций на лице подвергается двойному влиянию универсальных, биологически врожденных факторов и специфических для данной культуры усвоенных правил выражения. Например, известна традиция английского воспитания не обнаруживать свои эмоции. Японец, находясь вместе с другими людьми, склонен маскировать свои негативные эмоции позитивными значительно сильнее, чем американец.
    • Коллективистские культуры способствуют проявлению более позитивных и менее негативных эмоций по отношению к «своим», потому что для коллективистского общества гораздо важнее внутригрупповая гармония.
    • Индивидуалистические культуры больше поддерживают выражение негативных эмоций и реже — позитивных в «группе своих», поскольку гармония и сплоченность для таких культур менее значимы.
    Я. Рейковский приводит следующие причины трудностей в выражении эмоций:
    • неусвоенность принятых в обществе форм выражения;
    • боязнь выдать собственные чувства, связанная со страхом перед утратой самоконтроля или боязнью порицания со стороны окружающих (боязнь быть скомпроментированным, отвергнутым или осмеянным);
    • врожденные факторы, хотя решающее значение принадлежит процессу научения;
    • усвоение норм поведения, господствующих в семье и ближайшем окружении.
    Как поделиться своими чувствами с другим человеком? С чего начать? Если вам хочется выразить свои эмоции другому человеку, то нужно выбрать время и место, когда он действительно сможет вас выслушать. Затем нужно привлечь его внимание.

    В качестве начальных фраз можно использовать следующие.
    • «Я бы хотел(а) поговорить с тобой о… Сейчас подходящее время?»
    • «У меня проблема — могу я сейчас поделиться с тобой?»
    • «Меня кое-что беспокоит. Могу я поговорить с тобой об этом?»
    • «Мне нужна твоя помощь в…»
    • «Я действительно чувствую себя (обиженной, сердитой, грустной, обеспокоенной, испуганной…)»
    Имейте в виду, что, когда вы делитесь своими чувствами, многие люди хотят помочь вам почувствовать себя «лучше» или начинают давать советы. Вам это не подходит? Тогда скажите, чего вы хотите на самом деле: «Я хочу, чтобы ты выслушал(а), что я чувствую. Я не ищу совета или утешения, я просто хочу высказаться. Готов(а) ли ты к тому, чтобы выслушать меня?» Если ваш собеседник снова начнет утешать или советовать, напомните ему: «Я просто хочу сказать тебе о своих чувствах».

    С возможностями выражения эмоций связано их различение. С эволюционной точки зрения было важно, чтобы люди имели возможность дифференцировать эмоции — не только собственные, но и окружающих. Такие способности обеспечивали успешную межличностную кооперацию.

    Овладение языком эмоций требует усвоения общепринятых в данной культуре форм их выражения, а также понимания индивидуальных проявлений эмоций у людей, с которыми человек живет и работает. Различение эмоций сложнее, чем их выражение.

    Для того чтобы распознать собственные эмоции, нужно направить внимание внутрь себя. Отвлекитесь на мгновение от внешнего мира и сконцентрируйтесь на самовосприятии. Этот процесс похож на счет в уме. Так, если вам нужно перемножить 25 на 17, вы на короткое время отключитесь от восприятия внешнего мира, сосчитаете, а затем снова переключите внимание. Аналогично происходит и восприятие эмоций: вы переключаете внимание от внешнего мира к внутреннему и концентрируетесь на восприятии эмоций данного момента. Ваш внутренний мир, ваши эмоции при оценке ситуации не менее важны, чем доводы разума.

    Потренируемся? Отключитесь на мгновение от чтения и сконцентрируйтесь на вашем внутреннем состоянии. Попытайтесь ответить на вопросы: Как у меня сейчас дела? Как я себя чувствую? Прежде всего обратите внимание на ваше физическое самочувствие (напряженность тела, дыхание, чувство легкости/тяжести, энергию).

    Если вы обнаружите, что чувствуете себя хорошо, ваша удовлетворенность только усилится. Если же результаты проверки будут неудовлетворительными, попытайтесь понять, в чем дело. Возможно, вам чего-то не хватает? Что-то мешает?

    При опознании собственных эмоций ведущим признаком является субъективное переживание эмоции. Распознавание эмоций других людей осуществляется, в основном, по внешним проявлениям эмоций, т. е. по мимике и пантомимике, изменению речи и голоса, поведения, вегетативным реакциям. Среди каналов передачи эмоциональной информации можно выделить два основных: во-первых, мимика и пантомимика, во-вторых, речь.

    По выражению лица люди достаточно точно опознают такие эмоции, как радость, удивление, страдание, гнев, хуже — презрение (его часто отождествляют с гневом) и страх. Легче всего идентифицируются целостные мимические выражения, которым соответствуют изменения во всех зонах лица одновременно.

    Сложнее всего идентифицировать мимические проявления в области лба — движение бровей (в половине случаев эмоции не опознавались). Вдвое точнее эмоции опознаются по изменениям в области глаз и нижней части лица. Ч. А. Измайлов полагает, что первичные физические параметры, по которым наблюдатель различает эмоции, это изгиб рта и наклон бровей.

    В то же время для разных эмоций имеются собственные оптимальные зоны идентификации. Так, выражение эмоций страха и горя идентифицируется легче в области глаз, нежели в нижней части лица, экспрессивные характеристики гнева—спокойствия в большей мере обнаруживаются в области лба-бровей. Средняя точность идентификации эмоции растет с увеличением силы мимических изменений и не зависит от их локализации.

    При распознавании эмоций необходимо учитывать антецеденты — то, что предшествует эмоции и является ее причиной, т. е. саму ситуацию во взаимодействии с имеющейся у человека информацией.

    Например, в кино известен эффект Кулешова. Он отснял известного в свое время артиста немого кино Мозжухина с нейтральным выражением лица и смонтировал крупным планом снятое лицо с гробом, тарелкой супа на столе и девушкой. Просмотр этих кадров показал, что зрители по-разному оценивают мимику и душевное состояние человека в последующем кадре в зависимости от предыдущего.

    Знаменитый опыт Кулешова показал, что один и тот же крупный план равнодушного лица Мозжухина может выражать то голод, то отцовскую любовь, то горе в зависимости от того, что будет показано перед ним: тарелка супа, играющий ребенок или гроб.

    Следовательно, если в распоряжении наблюдателя имеется информация о ситуации, в которой оказался наблюдаемый, и его цели в данный момент, то не представляет труда опознать эмоцию по внешним ее проявлениям.

    В восприятии эмоций других большое значение имеют условно-рефлекторные связи, образовавшиеся в процессе индивидуального развития между ситуацией и сопутствующей ей эмоцией, и эффект каузальной атрибуции (приписывания партнеру по общению причин поведения).

    Между эмоцией и ее внешним выражением нет однозначных связей. Согласно исследованиям Н. Д. Былкиной и Д. В. Люсина люди по-разному реагируют на одни и те же ситуации, даже если у них одинаковые цели. Поэтому для идентификации эмоций других необходимо учитывать дополнительную информацию о таких промежуточных переменных (медиаторах), как индивидуальные особенности человека, культурные особенности того сообщества, к которому он принадлежит, актуальное физическое и психическое состояние наблюдаемого.

    На точность опознания эмоций по речи влияют следующие факторы:
    • способность говорящего передавать в речи эмоциональные состояния. По данным И. А. Переверзевой, чем больше человек склонен к отрицательным переживаниям, тем более он склонен контролировать их выражение и тем труднее наблюдателю их распознать.

      Человек, склонный к положительным эмоциям, меньше их контролирует, и его эмоции легче распознаются партнерами по общению. По мнению исследовательницы, это явление связано с результатом усвоения социальных норм, поскольку выражение негативных эмоций обществом не одобряется;
    • знак, моральность предъявляемой эмоции и индивидуальный опыт людей в опознании переживаний. Легче всего определяется состояние радости, затем восхищения, хуже всего — состояние любопытства; промежуточное положение по точности заняли состояния безразличия, удивления, обиды, тоски и тревоги. Выявлена тенденция лучшего распознавания положительных эмоциональных состояний по сравнению с нейтральными и отрицательными.

      Наиболее чувствительны к эмоциям других и наиболее адекватно их распознают испытуемые, у которых доминирующими являются эмоции грусти и печали. Таким образом, люди, которые сами переживают негативные эмоции, научаются более точно определять соответствующие эмоциональные состояния окружающих и учитывать их во взаимодействии, стремятся к контактам с теми, кому присуще переживание эмоций печали и страха;

    • особенности личности. Различение эмоций связано с уровнем развития эмпатии. Согласно Роджерсу, эмпатический способ общения с другой личностью имеет несколько граней. Он подразумевает вхождение в личный мир другого и постоянную чувствительность к меняющимся переживаниям партнера по общению. Это напоминает временную жизнь другой жизнью, деликатное пребывание в ней без оценивания и осуждения, означает улавливание того, что другой едва осознает. Быть эмпатичным — означает быть ответственным, активным, сильным и в то же время — тонким и чутким.
    Эмоции других людей лучше распознают лица, принадлежащие по своим характеристикам к типу ведомых. Опросник Р. Кеттелла диагностирует у них черты зависимости, тревожности, конформности, повышенной сенситивности. В. А. Лабунская установила, что эмоции лучше распознают люди с развитым невербальным интеллектом, эмоционально подвижные, больше направленные на окружающих, чем на самих себя.

    К распознанию эмоций в речи более способны сенситивные, тревожные, легко ранимые, проницательные, осторожные в контактах с людьми испытуемые. Кроме того, люди необщительные, эмоционально неустойчивые, с развитым образным мышлением, более старшие по возрасту успешнее осознают отрицательные эмоциональные состояния.

    На точность распознавания модальности эмоций и на оценку интенсивности их проявления в определенной мере влияют культурные особенности. Так, в кросскультурном исследовании Ю. В. Гранской было показано, что студенты из России значительно успешнее распознавали страх, грусть, удивление, отвращение и менее успешно — счастье, гнев, радость.

    Автор объясняет характерное для российских студентов снижение чувствительности к ряду эмоциональных состояний обстоятельствами их жизни, обусловливающими более позитивное толкование эмоции гнева. Американцы лучше узнавали гнев, отвращение, страх и печаль, чем японцы, но уровень точности распознавания счастья и удивления не отличался.

    Представляют интерес культурные различия в ключевых признаках эмоций. Так, если арабы чаще всего распознают эмоции, основываясь на выражении глаз, то славяне основное внимание обращают на губы собеседника. У арабов обнаруживается тенденция выделять в мимической экспрессии две устойчивые эмоции — счастье и симпатию, в то время как у славян среди положительных эмоций преобладает триада: счастье, симпатия, восторг. При этом в континууме негативных эмоций славяне регулярно выделяют отвращение и зависть, в то время как арабы — преимущественно страх.

    Помимо сигналов об эмоциях, подаваемых голосом и лицом, существуют также эмоциональные импульсы к физическому действию. При гневе и некоторых видах удовольствия возникает импульс к движению в сторону источника эмоции. При страхе — оцепенение или импульс к бегству от потенциального источника опасности. Импульс к бегству, правда менее сильный, возникает и при отвращении.

    Когда человек печален, происходит общее снижение мышечного тонуса: человек сгорбливается и подолгу находится в неподвижном состоянии. В случае презрения возникает импульс, заставляющий смотреть сверху вниз на того, кто вызвал это чувство. Удивление заставляет нас зафиксировать внимание на кажущемся необычным объекте. При получении тактильного сенсорного удовольствия наблюдается движение в направлении источника стимуляции. Смех, сопровождающий бурное веселье, вызывает повторяющиеся движения тела вместе с характерными спазматическими явлениями.

    Интересны физиологические изменения, которые готовят человека к определенному виду эмоциональных реакций. У человека, испытывающего гнев, кровь приливает к рукам, согревая и подготавливая их к каким-то действиям в отношении объекта гнева. Когда мы чувствуем страх, то кровь приливает к ногам, что подготавливает мышцы ног к бегству.

    При страхе и гневе усиливается потение, эти же эмоции и страдание приводят к учащению дыхания. Почему потеют руки при страхе? По мнению Дарвина, в этом есть эволюционный смысл: так, обезьяне проще ухватиться за ветки, чтобы убежать от пугающего объекта.

    По мнению Ю. В. Саенко, между вегетативными и мышечными реакциями существует определенное равновесие. Так, если гнев подавляется, то вегетативные реакции (например, повышение артериального давления, учащение сердцебиения) будут гораздо сильнее, чем при аффективной вспышке. И наоборот: двигательная активность уменьшает вегетативные проявления эмоции.

    Мышечное напряжение и скованность движений могут говорить о неразрешенных эмоциях. Эти признаки характерны для людей, страдающих от различных конфликтов и невротических отклонений.

    К причинам трудностей в понимании индивидуальных различий эмоций других людей относят:

    • сосредоточенность на собственной личности, которая приводит к неспособности замечать и правильно оценивать эмоциональное состояние других;
    • чувство собственного превосходства;
    • чувство тревоги, связанное с эмоциями других или собственными; тревога побуждает избегать всего того, что могло бы вызвать эмоции;
    • какая-либо выгода от непонимания эмоций других;
    • недостаточное знание другого человека. По мнению Рубинштейна. «…распознавать индивидуально своеобразные движения каждого человека и по ним улавливать все оттенки его чувств, правильно интерпретируя его выразительные движения, мы научаемся лишь в процессе более или менее длительного и близкого общения с ним»;
    • феномен «психологической защиты»: больные в состоянии депрессии хуже определяют интонационные признаки пониженного настроения, чем эталоны других эмоций.
    Неискренние выражения лица можно разоблачить разными способами. Обычно они слегка ассиметричны и их появление и исчезновение с лица происходят чересчур резко.

    Более ста лет назад французский невропатолог Дюшен де Булонь обнаружил, что настоящая улыбка удовольствия отличается от неискренних улыбок. Когда человек переживает настоящее удовольствие, он не просто улыбается, но кроме этого активирует мышцы, которые окружают глаза.

    Каждая из этих мышц состоит из двух частей: внутренней, натягивающей веки и кожу непосредственно под ними, и внешней части, которая управляет всем, что расположено вокруг глазной впадины, а именно: подтягивает брови и кожу под ними вниз, подтягивает кожу под глазами вверх и приподнимает щеки. При этом образуются известные нам «гусиные лапки».

    Мышцы, называемые orbicularis oculi, практически не подчиняются воле: по данным Экмана лишь около 10% обследованных им людей могли намеренно вызвать их сокращение.

    Например, когда к десятимесячному ребенку приближается незнакомый человек, в его улыбке не будут участвовать мышцы, расположенные вокруг глаз. Но если к малышу приближается мать, он улыбнется ей неподдельной улыбкой удовольствия, которую в честь выдающегося французского ученого назвали улыбкой Дюшена. Когда счастливые влюбленные встречаются вечером, их улыбки создаются с участием мышц orbicularis oculi, улыбки несчастливых в браке супругов возникают без участия этих мышц.

    Еще один признак фальшивой улыбки — это ассиметричная улыбка невпопад: чуть раньше или чуть позже, чем нужно. Если искусственно улыбающийся человек является правшой, то левый угол рта будет поднят выше.

    * * *

    Необходимым компонентом понимания другого человека является понимание его эмоций и чувств. Важность такого понимания обусловлена тем, что эмоциональные реакции, будучи тесно связанными с мотивационной и ценностно-смысловой сферами личности, являются безошибочными индикаторами истинного отношения к происходящему.

    Понимание эмоциональных состояний способствует оптимизации общения, является необходимым моментом осознания и оценки своих личностных качеств и поступков через призму общественных ценностей.

    Эмоции и чувства достаточно сложны для понимания, поскольку у каждого человека они возникают из индивидуального смыслового контекста, а в дальнейшем включаются в него в качестве основных компонентов его содержания. Существование такого индивидуального контекста может затруднить понимание переживаний другого.

    Наиболее действенным способом преодоления границ между индивидуальными смысловыми контекстами партнеров по общению является эмпатия, которую можно определить как способность:

    • эмоционально реагировать и откликаться на переживания другого;
    • распознавать эмоциональные состояния другого и как бы переносить себя в его мысли, чувства, действия;
    • давать адекватный эмпатический ответ (вербального и невербального типа) на переживания другого, использовать способы взаимодействия, облегчающие его страдания.
    Высшим уровнем осознания эмоций является не только правильная идентификация эмоционального переживания и умение его описать, но и понимание причин его возникновения и контекста.

    Поскольку понимание эмоций состоит в отчетливой фиксации своего эмоционального состояния и возможности выразить его в знаковой форме, то оно связано с вербализацией эмоций. При этом переживание эмоции и ее называние (определение) являются различными феноменами. Если эмоция осознается в достаточной степени, то она поддается категоризации (обозначению, называнию).

    Для того чтобы назвать эмоцию, необходимо иметь достаточно богатый эмоциональный тезаурус. Его содержание, во-первых, зависит от представленности данной эмоции в языке. Эмоция в большей или меньшей мере представлена в языке в зависимости от того, насколько важной и желательной она считается в той или иной культуре. Национальный язык, в свою очередь, формирует окружающую реальность. Это означает, что мы можем быть слепы к явлениям или концепциям, для которых у нас нет слов.

    К примеру, на Таити отсутствует слово для выражения эмоции печали. По этой причине мать, потеряв ребенка, воспринимает слезы и свое физиологическое состояние как болезнь, не связывая это с душевной болью.

    В итальянском языке существует слово «fiero», обозначающее удовольствие от встречи со сложной задачей. При этом название для такой эмоции не обнаружено ни в английском, ни в белорусском, ни в русском языках. В английском языке нет понятия, соответствующего русскому слову «злорадство».

    В японском языке есть слова, обозначающие такие эмоции, как страстное влечение к отсутствующему любимому; чувство, ассоциирующееся с тем, что мы видим другого человека, достойного похвалы, который преодолевает препятствия; они не имеют точного английского перевода. Эмоция, обозначенная в русском языке словом « отчаяние», имеет ряд оттенков в белорусском языке: «роспач», «паняверка» и пр.

    Богатство эмоционального тезауруса ребенка также зависит от эмоционального словаря значимых взрослых, в первую очередь родителей. Согласно материалам культурно-исторических исследований, в более ранние периоды и взрослые и дети могли выражать свои чувства свободнее, а наличие значительного эмоционального материала для анализа и внимание к нему способствовало более эффективному пониманию переживаний.

    Известно, что одной из важнейших черт средневекового человека была выраженная эмоциональность. В Средневековье человек, согласно историческим источникам, предстает чрезвычайно чувствительным. Такие эмоциональные реакции как слезы, рыдания, заламывание рук, обмороки распространены не только среди женщин, но и среди мужчин. Средневековый человек любил яркие, контрастирующие цвета. Его привлекали драматические. часто кровавые зрелища.

    У современного человека наблюдается редукция эмоционального словаря. Возможно, это связано с запретом на выражение тех негативных эмоций у детей, которые взрослые считают неудобными и недопустимыми. Отметим, что с середины прошлого века взрослые пытаются насильственным образом очистить мир ребенка от отрицательных эмоций, неприятных ощущений и переживаний.

    Наиболее здоровым аффектом считается радость, поэтому ее проявления всячески стимулируются путем быстрого переключения ребенка от слез и неприятных переживаний. Родители редко говорят с ребенком об эмоциональной жизни. Взрослым редко приходится заниматься тонкой дифференциацией эмоций в повседневной жизни.

    Мы изучали, какие слова для выражения фундаментальных эмоций (радости, горя (страдания), страха, вины, гнева) используют современные студенты. Обнаружено, что для выражения эмоций студенты зачастую используют не только общепринятую лексику (она достаточно бедна), но и жаргонизмы: радость — «клево», «кайф», «расколбас», «респект», «кучеряво», «оттяг», «распирание»; горе — «вилы», «непруха», «лопата», «куматоз»; гнев — «сорвало башню», «бесеж», вина — «баран», страх — «чего-то стремает меня», «стрем».

    Причина снижения внимания к внутренним событиям, возможно, заключается в культурных нормах, ограничивающих проявления эмоциональной жизни. «В ходе длительного и планомерного контроля над сознанием людей в него были введены парадигмы, блокировавшие глубокое чувствование. Одна из них гласит: «Чувствовать не надо, это приведет к боли…» Человек думает, что если разрешить себе испытывать чувства, то скорее всего придут отрицательные, нехорошие, и он перестанет нравиться другим людям.

    Невнимание к эмоциональной жизни приводит к печальным последствиям.
    Известно, что способность родителей распознать негативные эмоции своих детей и помочь справиться с ними способствует тому, что со временем дети более эффективно регулируют свои эмоции, что выражается в более позитивном поведении. В свою очередь, бедность и недифференцированность эмоционального словаря матери ведет к формированию у ребенка особого типа сознания и мышления, в котором эмоциональная жизнь представлена мало.

    Следующее упражнение позволит пополнить ваш эмоциональный тезаурус. Подумайте, какие эмоции и чувства выражают данные слова: ерепениться, известись, импонировать, истерзаться, коробиться, кукситься, млеть, муторно, нега, сумбур, обуревать, окрылиться, остервениться, петушиться, прикипеть, прострация, умиление, прищучить, ярый?

    Распознавание и понимание смысла эмоций является проблематичным для личностей с выраженнойалекситимией. Термин «алекситимия» («чувство без слов») был введен американским психиатром П. Сифнесом в 1968 году, хотя явление, стоящее за ним, было известно медикам и раньше.

    К социальным причинам алекситимии можно отнести семейные запреты на выражение чувств, а также стремление к максимальной социальной адаптации и ригидному следованию социальным нормам. Человек пренебрегает личными потребностями в пользу групповых (семейных) требований, а поскольку эмоции — это субъективная форма выражения потребностей, то ему приходится жертвовать и своими переживаниями.

    Интересный пример алекситимии был обнаружен С. Голдберг в произведении В. Шекспира «Гамлет». Главный герой много говорит, спорит с собой. Однако в противоположность назначению языка как носителя смыслов, выражающих намерения, желания и чувства человека, высказывания Гамлета не приводят к лучшему взаимопониманию и гармонизации отношений. Слова, по сути, заменяют ему межличностные отношения.

    Причиной неспособности (или страха) к близким эмоциональным отношениям является то, что в раннем детстве отец и сын не имели возможности или желания открыто выражать свои чувства и потребности с помощью значимых слов. Чувство стыда перед отцом в дальнейшем было перенесено на отношения с окружающими.

    Можно утверждать, что вполне психически нормальный, но не имеющий навыка вербализации эмоций индивид в известной мере подвержен алекситимии. Если ее уровень повышен, это свидетельствует о проблемах в эмоционально-интеллектуальной сфере и является противопоказанием для профессиональной деятельности в области общения. Последнее вполне понятно. Человек, который затрудняется в обозначении собственных эмоциональных состояний, вряд ли сможет вербализовать эмоциональные состояния и свойства партнеров.

    Адекватно расшифровать эмоциональный сигнал партнера означает уловить именно тот смысл, который в него был вложен. Это умение зависит от следующих условий:
    • личность должна иметь достаточный опыт общения с людьми разного возраста, разного психического склада, культуры, разных национальностей. В формировании способности к пониманию эмоций большое значение имеет тесный контакт человека с домашними животными;
    • наличие значительного объема оперативной эмоциональной памяти позволяет запоминать характер и оттенки эмоций партнера непосредственно в момент общения;
    • важно не приписывать эмоциям партнера оттенки, которые в них на самом деле отсутствуют. Причинами подобного рода искажений может являться «шум» в виде настроений или привычных эмоций, дефекты оперативной эмоциональной памяти, отношение к партнеру, психические отклонения у воспринимающего. Например, лица с параноидальным типом личности склонны интерпретировать мотивы поведения окружающих как злонамеренные. При таком подходе к людям радость легко отождествить со злорадством;
    • чем больше опыт профессионального общения с определенной категорией людей, тем доступнее расшифровка эмоциональных состояний субъектов профессиональной деятельности.
    Сложность интерпретации эмоциональных посланий состоит в том, что эмоция может быть неточно закодирована или декодирована. Для понимания чувств партнера по общению можно использовать известную в психологии «технику расслаивания», суть которой заключается в том, чтобы отделить обозначение переживания от самого переживания.

    В процессе использования данной техники происходит сопоставление того состояния, в котором оказался субъект, и того понятия, которым он обозначает свое состояние. Для этого требуем все более и более детального описания пережитого опыта, пока человек не начнет вводить другие обозначения в своем рассказе. Например:

    — Мне страшно выступать с докладом на конференции.
    — А что ты подразумеваешь под страхом?
    — Ну, я испытываю некоторое волнение…
    — Так страх или волнение ты испытываешь?

    * * *

    Представим, что вы распознали чувства вашего партнера по общению. Но как использовать эти сведения?

    Наличие информации о чувствах, испытываемых человеком, по мнению Экмана, ничего не говорит о том, как нужно действовать. Оно не дает вам права и не налагает обязанности сообщать человеку о том, что вы знаете о его чувствах. У вас есть разные варианты действий, в от того, что представляет собой этот человек, какие отношения с ним сложились, а также какова текущая ситуация.

    • Когда вы замечаете на лице вашего собеседника выражение печали, то в некоторых ситуациях может оказаться полезным простое выражение сожаления по поводу доставленного человеку разочарования.

      Если легкое выражение печали появилось на лице вашего друга, когда он рассказывал вам о полученной им плохой новости, то вы можете вербально выразить свое огорчение, высказать сочувствие по поводу его непростого положения и дать ему возможность полнее раскрыть свои чувства.

      Если речь идет о подростке, то, возможно, разумнее дать шанс ему самому разобраться в случившемся, просто спросив: «У тебя все в порядке?» или «Тебе нужна какая-то помощь?»
    • Когда ваш собеседник демонстрирует страх, вы можете сказать ему: «Может, поговорите со мной о чем-нибудь с учетом сложившейся ситуации?» или «Я чувствую, что нам нужно поговорить об этом подробнее». Если же вы видите выражение страха на лице близкого вам человека, можно просто сказать: «Я чувствую, что тебя что-то беспокоит. Я могу тебе чем-то помочь?»

    • Если вы видите на лице вашего собеседника отвращение, скажите что-нибудь наподобие: «Я понимаю, что мое решение могло вас расстроить. Может быть, я могут дать какие-либо разъяснения или рассмотреть с вами другие вопросы?

      Если отвращение или презрение по поводу ваших слов или решений чувствует ваша дочь-подросток, то можно прокомментировать это так: «Ты считаешь, что я поступаю несправедливо по отношению к тебе?» или «Тебе надоело иметь дело со мной?» Позвольте ей полностью выразить свои чувства, затем постарайтесь спокойно объяснить свои чувства и действия, избегая резких слов.

    • Когда ваш собеседник разгневан, не стоит провоцировать его вопросами типа: «Почему вы сердитесь на меня?», «Вы чем-то недовольны?». Лучше сказать: «Мое решение вполне могло вызвать у вас недовольство, и я сожалею об этом. Скажите мне, могу ли я сделать что-то еще, чтобы помочь вам?»

      Другой вариант действий: вы говорите собеседнику: «Я был бы рад поговорить с вами сейчас или позднее о том, как вы восприняли эту новость». Не употребляя слово «гнев», вы снижаете вероятность проявления гнева в недопустимой форме и одновременно даете шанс человеку рассказать о его проблемах позднее, когда он будет готов к такому разговору.
     
    wakariio нравится это.

Загрузка...
Похожие темы Форум Дата
Скачать Как научиться петь, чтобы Вам аплодировали - Струве, Courson Музыка 4 ноя 2016
Скачать Аудиогипноз - Как научиться быстро засыпать (2016) Психология 21 окт 2016
Скачать Как научиться рисовать самому - Ивлев (2016) Развитие и познание себя 14 окт 2016
Чтиво Обучение учению: как научиться лучшей жизни Развитие и познание себя 11 сен 2016
Чтиво Фотография: как научиться снимать в тесных помещениях Фотография, графика и дизайн 6 авг 2016
Чтиво Как научиться программировать? / CS50 Разное 5 авг 2016
Чтиво Как научиться классно снимать портреты Фотография, графика и дизайн 23 июл 2016